Общественное признание зла

Откроем наугад любое рекламное издание. В разделе «Услуги», рядом с предложениями остеклить лоджию, поставить стальные двери или уничтожить тараканов, читаем такое: «Колдовская помощь ежедн.», «Маг. Любые воздействия», «Колдун в третьем поколении поможет в…», «Гадание, порча, проблемы», «Знахарь. Снять порчу. Укрепление семейных отнош.», «Потомственная колдунья окажет помощь…» и так далее. Словом, снимай трубку и звони: телефон указан.

Мы с вами живем во времена открытого, можно сказать, официального признания зла как явления, с которым не нужно бороться. Такое отношение к явному злу санкционируется властями в нашей стране. Именно поэтому, когда по телевидению показывают человека, заявляющего, что он потомственный колдун, и этот потомственный колдун начинает учить нас жить, у людей нецерковных выбивается почва из-под ног. Они теряют ориентир жизнепонимания: перестают различать, что такое хорошо и что такое плохо. Где ложь — где правда… А это как раз то, что нужно врагу рода человеческого, диаволу. Еще со времен Адама и Евы он добивается именно этого: смешать понятия добра и зла, чтобы запутать человека и обольстить его злом под видом добра. Но в наше время темные силы действуют особенно нагло и открыто.

Сегодня мы имеем возможность наблюдать удивительное явление в российской общественной жизни. До революции 1917 года открыто назвать себя колдуном, тем более хвастаться этой профессией было просто немыслимо. Колдун — это человек, сознательно творящий зло и пользующийся для этого силой бесовской. И вплоть до наших дней такое представление о колдунах и колдовстве никем не оспаривалось.

Но вот (возможно, не без влияния толстовства с его теорией «непротивления злу насилием») зло стало восприниматься как явление, имеющее право на существование наравне с добром, и, следовательно, стало твориться безнаказанно. Чародей, колдун, маг, не желая менять своего наименования и не считая нужным более скрываться, объявляет перед многомиллионной телеаудиторией о «пользе» своей колдовской деятельности и призывает не доверять голосу Православной Церкви.

Что это значит? То, что те, кто стоит в России у власти, лгут точно так же, как их предшественники, «вожди мировой революции», заявляя о своей приверженности к добру и открыто объявляя свою политику «благом для народа». А народ, потерявший способность различать добро и зло, доверяет им и даже «голосует» за них на выборах, тем самым приближая время своего полного уничтожения. Вот уж поистине исполняются слова святого пророчества о том, что в последние времена люди будут избирать для себя учителей, услаждающих их слух такими, например, баснями. А от предупреждающего голоса Церкви Христовой отвратят свой слух.

И теперь для уловления большего числа доверчивых «пациентов», колдун именуется «народным целителем», экстрасенсорика — «нетрадиционной медициной»; ведьма, которой в старину пугали детей, предстает в рекламном образе какой-нибудь доброй «бабушки Тани», да еще с приложением ее фотографии в национальной русской шали…

Современным детям будет еще легче привыкнуть к существованию зла как к чему-то не просто неизбежному, но и симпатичному, даже полезному. Здоровый «иммунитет» против зла, инстинкт внутреннего самосохранения, оказывается, очень легко погасить. Тому мы все свидетели.

Детей наших на наших глазах дезориентируют добрыми, милыми домовыми и водяными, которым так трудно жить без друзей («Я водяной, я водяной, никто не водится со мной», — поется в одной детской песенке), и безобидными симпатягами-динозавриками. Безобразные куклы с бесовскими мордами говорят с экранов телевизоров о дружбе и благородстве. И даже вход в детский «Чудо-парк» в Москве стережет Змей Горыныч, страшным голосом вещающий на всю площадь о своей «любви к русским детям», до которых он теперь наконец-то добрался…

Образ змея или дракона в христианской традиции всегда являлся олицетворением зла (диавола), и потому всегда положительные герои сражались с ним и побеждали его. Теперь же образ зла перестает быть образом злым. И если уж иной взрослый растеряется, когда зло объявляется добром, то что же говорить о детях, с их простотой и доверчивостью!

Когда это началось? Быть может, с Карлсона, «который живет на крыше» (род домового) и может навещать своего маленького друга, влетая к нему в окошко? «Но ведь он портит мальчика: учит его непослушанию и хулиганству!» — «Да что вы! Он такой забавный; и потом он понимает потребности ребенка, которому надо и пошалить тайком от взрослых!..»

Или еще раньше?.. Во всяком случае, герои «мультиков» и детских фильмов десяти-двадцатилетней давности кажутся совершенно безобидными по сравнению с сегодняшней «молодежной бандой» черепашек-ниндзя или летающих суперменов со зверскими физиономиями. А дети привыкли к таким персонажам, сжились с ними и даже полюбили их.

Зло объявляется добром. И если эти понятия смешиваются в человеческом сознании с детства, то со временем взрослый человек может уже сознательно стать служителем зла, то есть тем же колдуном, чародеем.

Вахромеев Георгий, протоиерей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Все права защищены законом РФ "Об авторском праве и смежных правах". Копирование материалов разрешено только с указанием источника и размещением активной ссылки на сайт http://passino.ru/ | Информация - Privacy Policy © 2010